ИНТЕРВЬЮ АЧЕМЕЗА ГОЧИЯЕВА

Этот текст предоставлен для публикации на нашем сайте историком Юрием Фельштинским, ведущим вместе с Александром Литвиненко собственное расследование терактов осени 1999 года. Это распечатка интервью, взятого у Ачемеза Гочияева 20 августа 2002 г. "близким человеком" и записанного на видеокамеру. Рукописный транскрипт передан Фельштинскому 18 января 2003 г. вместе с видеозаписью первой минуты интервью. Текст с видеопленки записан с многочисленными неточностями. Точная распечатка первой минуты видеопленки приводится ниже. Однако существенных смысловых искажений, если судить по этой первой минуте видеоинтервью, нет. В тексте рукописного транскрипта по инициативе владельцев пленки опущены две фамилии - они обозначены как К. и Х. Люди, контролирующие Гочияева и владеющие пленкой, рассчитывают получить деньги именно за эти фамилии. Частично этот текст был опубликован в "Новой газете" 3 марта 2003 года. Подробнее об истории появления этого интервью и о догадках относительно новых фигурантов дела о взрывах жилых домов - в статье Юрия Фельштинского, опубликованной в Гранях.Ру.

Текст первой минуты интервью, выверенный по пленке:

Вопрос: Расскажите о себе, где вы родились?

Ответ: Моё имя Гочияев Ачемез Шагабанович. Родом из Карачаево-Черкессии. До 1988 года проживал в республике. В 1988 году после окончания школы поехал учиться в Москву, призвался в армию, вернулся и опять жил в Москве. До сентября 1999 года проживал в Москве. Проживал в Москве в районе Строгино, улица Маршала Катукова.

Вопрос:Как случилось так, что именно ваше имя стали связывать со взрывами домов в Москве? Спец. службы России обвиняют непосредственно вас, что вы организовали эти взрывы (запись обрывается)

Распечатка рукописного транскрипта видеоинтервью А. Гочияева, 20 августа 2002 г.

Сохранены орфография и пунктуация документа

В данном интервью многое осталось за кадром. Известны имена и фамилии ныне действующих сотрудников ФСБ, причастных к этим событиям. Они и по сей день спокойно живут в своих домах и занимают высокие должности.

Это единственное интервью. Кореспондент - близкий ему человек.

Вопрос:Представьтесь, пожалуйста?

Ответ: Я, Гочияев Ачемез Шагабанович. Родился в Карачаево-Черкесской республике. До 1988 г. проживал в КЧР. После окончания школы в 1988 г. поехал в Москву - учиться. Оттуда был призван в армию. Вернулся и опять жил в Москве. До сентября 1999 г. проживал в Москве по ул. Маршала Батукова.

Вопрос: Как случилось так, что именно ваше имя стали связывать со взрывами в Москве? Спец. службы России обвиняют именно вас, что вы организовали эти взрывы в Москве. Почему именно на вас?

Ответ: Как я именно оказался в этой ситуации. В 1997 г. я открыл фирму по строительству котеджей. Я занимался строительством. Летом 1999 г. ко мне на фирму пришел мой давний знакомый, которого я знал еще со школьной скамьи. Его зовут (К.) Предложил мне заняться совместным бизнесом. Он сказал, что у него есть места для реализации товара, т.е. продуктов питания, и чтоб я помог ему. Я ему поставляю продукты питания, он реализовывает и расплачивается со мной. Один раз он заказал мне минеральную воду, я ему доставил, он расплатился со мной. Потом попросил, чтоб я помог ему арендовать склады на юге Москвы, он сказал, что у него есть там хорошие точки реализации. Я нашел 4 помещения, показал ему и помог арендовать их. Непосредственно после этого произошел взрыв на ул. Гурьянова 9 сентября. В этот день меня не было дома, я находился в гостях. Он позвонил мне на мобильный и сказал, что какой-то пожар случился на складе, и мне нужно туда приехать. Я сказал: "Хорошо",-- и стал собираться. Это уже было под утро. Я вызвал такси и включил телевизор. По утренним новостям и увидел, что дом фактически отсутствует. Это меня насторожило, и я стал ждать. А когда, через несколько дней, произошел второй взрыв на Каширском шоссе, я понял окончательно, что меня подставили. Я сразу же позвонил в милицию и даже в службу спасения и сообщил ещё о двух складах: на Борисовских прудах, в районе Капотни, там в гаражном боксе ещё склад был. После этого мне пришлось покинуть Москву. Вернулся обратно в республику и проживал там определённое время. Сейчас, что я могу сказать. Я знаю, что этот человек (К.) сейчас уже не скрывает, что он работник ФСБ, работает в г. Черкесске в ФСБ. До этого я этого не знал, когда помогал ему.

Вопрос: Вы считаете, что именно (К.) вас подставил?

Ответ: Да, конечно. Я в этом уверен, что это его работа. Кто с ним был, как это было сделано я точно не знаю, и этих людей тоже. Единственное, могу рассказать, что когда однажды я, возвращаясь домой, решил заехать к нему в гости - он меня не ждал. Когда я зашел к нему домой, там с ним вместе был еще один человек. После того, как я поздоровался, тот человек сразу ушёл. Следя за прессой, просматривая интернет, совсем недавно я узнал, кто был этот человек. Это был (Х.)...!!

Вопрос: Вы уверены, что это был именно тот человек, которого вы видели?

Ответ: Да, я узнал его по фотографии..! Кроме этого, в конце августа - начале сентября (К.) несколько раз ездил в г. Рязань и меня просил, чтобы я помог ему и там тоже. У него там якобы тоже есть места сбыта товара, но т.к. своей фирмы у него не было, как он мне говорил, и он хотел, чтобы я оформлял на свою фирму аренду этих складов. Но потом он вроде бы нашел какую-то другую фирму, которая помогла ему арендовать помещения. Я точно знаю, что (К.) ездил в г. Рязань в начале сентября.

Вопрос:Как вы думаете, почему он выбрал именно вас, а не кого-нибудь другого арендовать эти склады?

Ответ: Как я думаю, дело в том, что я работал в Москве.

Вопрос:Когда вы работали?

Ответ: В 1997 г. я непосредственно работал, занимаясь строительством котеджей.

Вопрос:Фирма была зарегистрирована?

Ответ: Да. Фирма называлась "КАПСТРОЙ-2000". Мой строительный офис находился в районе метро Барикадное. Рядом с метро двухэтажное здание.

Вопрос:В прессе часто преподносилась информация, что вы - чеченец, что именно терракты - взрывы домов в Москве организованы Хаттабом, что вы входили в группировку Хатаба. Есть фотография, опубликованная в интернете, где вы с Хатабом запечатлены в одном кадре. Насколько правдивы эти фотографии?

Ответ: На счет этого я могу сказать следующее. Если вы о той фотографии в интернете, где якобы я с бородой и в шапке рядом с Хатабом,-- я видел эту фотографию в интернете. Этот человек не я и близко на меня не похож, и это уже доказано, что это - фотомонтаж! Хотя ФСБ России по сегодняшний день утверждают, что это я. Для чего это сделано, мы сейчас видим и понимаем. Нужен был чеченский след. Даже в моих розыскных документах я фигурировал как чеченец, хотя мои документы были выданы карачаевским РОВД, и, следовательно, в ФСБ определенно знали, что я - карачаевец. Им надо было связать меня с Чечней. Это было сделано для этого. Ни с Хатабом, ни с его группировкой я никогда не был знаком и ничего общего не имел. Для чего это было им необходимо, теперь очевидно.

Вопрос:Вы говорите, что вы невиновны. Какова же причина того, что вы скрываетесь?

Ответ: Причина в том, что спецслужбы усердно ищут меня. После взрывов в Москве я вернулся на родину и, зная что меня подставили, понимал, что теперь я вынужден скрываться. Я жил некоторое время на родине и скрывался - это было после событий в Москве 1999 года. Мой родной брат работал тогда начальником Уголовного розыска района, и он меня предупредил через родственников, что у них есть негласный приказ - меня живым не брать, т.е. ликвидировать, предупредили меня об осторожности. Сейчас я знаю, что его сняли с должности. Я также знаю, что ФСБ России даёт большие деньги, чтоб ликвидировать меня.

Вопрос:А зачем нужна им ваша ликвидация?

Ответ: Потому что я обладаю информацией, я знаю некоторые факты, имена этих "людей"-сотрудников, истинных виновников того, что произошло. Это нетрудно проверить. Они - и поныне действующие сотрудники ФСБ, которые часто ездят в Москву.

Вопрос:Почему бы вам не обратиться в посольство России и не рассказать как все было на самом деле?

Ответ: Смысла нет. Эта система НКВД, КГБ, ФСБ - одна система. Название меняется, а суть, методы работы и цели одни и те же. У них действительно богатая родословная, и доверять им нет никакого смысла. Я знаю, что пользы не будет для меня никакой. Просто сейчас я разговор веду лишь для того, чтобы мир узнал истину, как всё это было. Я на это надеюсь.

Вопрос:Вы чувствуете какую-нибудь вину, что раньше не пытались донести до мира истину об этих событиях в Москве? Ведь одним из мотивов России вторжения в Чечню явились эти взрывы. Почему вы раньше не заявили об этом?

Ответ: Только сейчас появились люди, готовые выслушать, заинтересованные, чтобы правда вышла в свет. Раньше это никому не было нужно. У меня были попытки, но делу не был дан ход - люди боялись себя показывать.

Вопрос:Боялись именно российской власти?

Ответ: Да. Боятся и сейчас, и очень сильно боятся.

Вопрос:Что вы еще хотели бы сказать? Есть факты более убедительные?

Ответ: О некоторых фактах я уже упоминул. Имеются и другие, очень многое осталось за кадром.

Вопрос: Что вас побудило в конечном счёте скрываться от власти? Когда вы поняли, что именно вас хотят подставить? Когда вы пришли к этому мнению?

Ответ: Сразу после второго взрыва я понял, что меня подставили окончательно. После первого взрыва я до конца ничего не понял. Единственное, меня насторожило то, что (К.) сразу не сказал, что и в правду там произошло. Он позвонил на мобильный и сказал мне: "Приезжай, случился небольшой пожар", хотя на самом деле тогда же я увидел по телевизору, что произошло ужасное. Позже я поехал туда, посмотрел - это было жуткое зрелище. Но с (К.) я не встретился. Я приехал, посмотрел и уехал. Все те фальшивые документы, которыми якобы пользовался я, были заготовлены ими заранее, чтобы их операция прошла успешно, и нигде ничего не сорвалось. Они не думали меня не застать дома, иначе бы я сейчас не разговаривал с вами, да и ни с кем.

Вопрос: После произошедшего кто-нибудь с вами связывался?

Ответ: Нет. После 13-го числа я покинул Москву. Я знаю, потом уже московские сотрудники ФСБ работали у нас в республике. Родственников ломали, запугивали очень сильно. Сестре, я слышал, сначала деньги предлагали. Потом, когда она отказалась, начались угрозы и требования, чтобы она дала интервью, что я способен на это. Сначала подкупом, потом угрозой. Я знаю, что ее вывозили на кладбище с маленьким ребенком, которому не было и трёх лет, чтобы она дала порочащие меня показания, иначе они убьют её и её ребёнка. Таковы методы работы ФСБ.

Вопрос: Как ваши друзья, знакомые относятся к этому?

Ответ: Насчёт друзей, знакомых: все, кто меня знает, не верят в то, что я мог это сделать.

Вопрос: Показания некоторых заключенных против вас?

Ответ: Я знаю, что есть некоторые люди, которых вроде бы тоже обвиняют в террактах, и эти заключенные дают показания против меня. Но зная систему КГБ, ФСБ, в России проживает 150 млн. Людей, и по этой системе их всегда можно сделать свидетелями определённого дела. Для ФСБ это не составит никакого труда. И ещё есть момент такой: когда они говорят, как всё это было там, я больше всего удивляюсь наивности наших вот российских граждан. Как можно думать, что возможно завести в Москву, как они говорят, 10 тонн взрывчатки и осуществить взрыв - это невозможно. Кроме спец. служб это никто не сможет сделать. Эта наивность наших граждан меня удивляет сильно.

Вопрос: В средствах массовой информации говорится о том, что в Западной Грузии в Аджарии был задержан один из подозреваемых в причастности к террактам в России и якобы он сейчас дает показания, которые удовлетворяют российские спец. службы. Вы не допускаете такое, что он может дать показания против вас? И вообще, вы знакомы с этим человеком?

Ответ: Всё, что я знаю, это то, что был задержан некий Адам Деккушев и он даёт какие-то показания. Я нисколько не сомневаюсь, что он даёт именно те показания, которые выгодны ФСБ. Он будет говорить то, что от него требует ФСБ. И это не удивительно, зная эту систему. Давайте вспомним один пример из истории - арест Берии. Берия на второй день после своего ареста уже признался в том, что он работает на 10 иностранных разведок. Следовательно, все, кто попадает в руки ФСБ, будут говорить то, что устраивает ФСБ, и всё, что они хотят услышать.

Вопрос: Следует ли из этого, что все эти показания надуманы и выбиваются из подследственных силой?

Ответ: Конечно. Любой человек, который хоть раз попадал к ним в руки, сталкивался хоть каким-то образом с этой системой, для него это не является секретом.

Вопрос: Вы не боитесь за свою жизнь? Не боитесь попасть в руки спец. службам?

Ответ: Я, конечно же, этого не исключаю. Я знаю, что спец. службы дают большие деньги, чтобы меня ликвидировать.

Вопрос: Вопрос идёт о ликвидации?

Ответ: Вопрос идёт в спец. службах только о ликвидации. Т. е. им не выгодно взять меня живым, потому что я буду говорить. Но не исключено, что со мной может произойти то же самое, что и с этим человеком. И я буду говорить то, что они хотят от меня услышать, даже если своими словами я подпишу себе смертный приговор. Истина то, что я сейчас говорю, находясь на свободе. Не в их руках.

Вопрос: Так вы не даёте гарантии именно за себя, что в случае вашей поимки вы не будете давать ложных показаний против себя?

Ответ: Нет, конечно. Если я окажусь в их руках, в руках ФСБ, то, что я сейчас говорю - не буду говорить, я буду говорить то, что они хотят.

Вопрос: Ну если Берия не смог выдержать эти пытки, я думаю, наверное, мало кто сможет противостоять ФСБ. И у них есть много способов выбивать информацию.

Ответ: Конечно.

Кореспондент: Спасибо вам за то, что вы согласились дать нам интервью. Спасибо большое. И мы надеемся, что именно ваше интервью прольёт свет на истинных виновников и заказчиков этого преступления.

Ответ: Я тоже очень на это надеюсь.