ТЕРАКТЫ 1999 ГОДА: ЧЕМ ВЗРЫВАЛИ?

Никита Чекулин, бывший и.о. директора НИИ "Росконверсвзрывцентр" Минобразования России, один из свидетелей по делу о взрывах жилых домов, анализирует версии поисхождения взрывчатки, примененной в Москве, Волгодонске и Буйнакске.

Первоначальная версия: гексоген

10 сентября 1999 года в газете "Московский комсомолец" публикуется материал о взрыве на улице Гурьянова, где, в частности, говорится: "Вчера в офис Интерфакса позвонил аноним и с кавказским акцентом заявил: "То, что произошло в Москве и Буйнакске, - это наш ответ бомбардировкам мирных сёл Чечни и Дагестана". Таким образом "заиграла" чечено-дагестанская версия.

Примерно в это же время с экрана телевизора Мэр Москвы Ю. Лужков заявляет о несомненной причастности к взрывам чеченцев.

В телевизионном интервью после взрыва на улице Гурьянова Директор ФСБ Н. Патрушев сообщает, что при анализе использовавшегося взрывчатого вещества были найдены элементы "гексогена и тротила".

10 сентября 1999 года УФСБ по Москве и Московской области сообщило, что обрушение подъездов дома на улице Гурьянова произошло "в результате подрыва бризантного смесевого вещества массой около 350 кг. Взрывное устройство находилось на уровне первого этажа. Проведёнными физико-химическими исследованиями изъятых на месте происшествия объектов на их поверхности обнаружены следы... гексогена и тротила".

15 сентября 1999 года начальник ГУБОПа МВД Козлов подтвердил, что на улице Гурьянова использовалась не пиротехническая смесь кустарного производства, а промышленная взрывчатка.

23 сентября 1999 года начальник отдела инженерно-технического отдела УВД Рязанской области старший лейтенант Юрий Ткаченко произвёл экспресс-анализ обнаруженного вещества в доме на улице Новосёлова в Рязани. По заключению Ткаченко, газовый анализатор показал "пары взрывчатого вещества типа гексоген". Затем этот эксперт неоднократно под видео- и аудиозапись подтверждал этот вывод.

23 сентября 1999 года Пресс-центр МВД сделал официальное заявление о том, что было обнаружено в Рязани на улице Новосёлов: "При исследовании указанного вещества обнаружено наличие паров гексогена". При этом МВД подчёркивало, что взрывное устройство было обезврежено.

Вторая версия: идентичная взрывчатка

16 марта 2000 года первый заместитель начальника оперативно розыскного управления Департамента "Т" ФСБ генерал Шагако заявил на пресс-конференции: "Составы взрывчатых веществ, которые были обнаружены в подвальном помещении по улице Борисовские пруды в Москве, также составы взрывчатых веществ, которые были обнаружены в городе Буйнакске 4 сентября 1999 года в автомобиле ЗИЛ-130, не взорвавшимся, они идентичны, т. е. в состав этих всех веществ входит аммиачная селитра, алюминиевая пудра, в отдельных случаях есть добавки гексогена и в отдельных случаях есть добавки тротила".

Затем Шагако сообщает, что двумя месяцами раньше в Урус-Мартановском районе Чечни ФСБ обнаруживает центр по подготовке подрывников, а на его территории было обнаружено 5 тонн аммиачной селитры. "Здесь же были обнаружены исполнительные механизмы, аналогичные тем механизмам, которые использовались в выше перечисленных мной взрывах... исполнительные механизмы, обнаруженные в автомобиле ЗИЛ-130, в городе Буйнакске, а также исполнительные механизмы, обнаруженные в подвальном помещении в городе Москве на улице Борисовские пруды, в ходе криминалистического исследования доказана их идентичность".

Далее Шагако перечисляет идентичные предметы: часы "Касио", одноцветные провода и другое, что было найдено в лагерях Хаттаба.

На этой же пресс-конференции генерал ФСБ Зданович задает риторический вопрос: "Были ли хищения этой взрывчатки с государственных заводов, где она производится по определённым технологиям?" И сам же на него отвечает: "Сразу могу сказать - не было, или, по крайней мере, у нас таких данных в распоряжении следствия нет".

Третья версия: "безгексогеновая"

20 марта 2000 года при записи передачи НТВ у автора Николаева генерал ФСБ Зданович заявил, что ни в Рязани, ни в других городах России при взрывах жилых домов гексоген не применялся. 24 марта передача вышла в эфир.

22 декабря 2000 года "Московский комсомолец" публикует интервью, взятое корреспондентом Александром Хинштейном у начальника оперативно-розыскного управления, заместителя руководителя Департамента "Т" ФСБ генерала Миронова. В интервью изложена новая версия ФСБ о происшедших взрывах.

Вопрос Хинштейна: "Мы затронули тему московских взрывов. Можно ли с уверенностью сказать, как готовились эти теракты?".

Ответ: "Да, всё уже расставлено по местам. Часть виновников преступления задержаны. Основные находятся в розыске. Мы доподлинно знаем, как производилась эта взрывчатка, кто отдавал команды... Интересно отметить, что ещё до взрывов в Москве и в Буйнакске эта же технология отрабатывалась и в других местах, например, в Ташкенте. Там был точно такой смесевой состав. Мы предполагаем, что аналогичная взрывчатка была использована и при совершении терактов на территории Африки".

Генерал Миронов подтверждает, что при терактах в Москве и Волгодонске использовались часы "Касио".

Вопрос Хинштейна: "Вскоре после взрывов появилось немало версий, как именно гексоген был доставлен в Москву?".

Ответ: "Сегодня весь путь нами вычислен... В Чечне существовало два диверсионно-учебных лагеря: в Сержень-Юрте и Урус-Мартане иностранные инструкторы готовили боевиков. На этих базах была специальная установка по производству взрывной смеси в большом количестве. В компоненты её входили аммиачная селитра, алюминиевая пудра, сахар. Было изготовлено примерно пятнадцать тонн: пять они использовали, десять изъято нами. Насколько мы знаем, готовили их боевики узбекской национальности. Взрывчатка была специально вывезена и забазирована в Кисловодске, а уже от туда на большегрузном фургоне её вместе с мешками с сахаром доставили в Москву. Развезли по нескольким адресам. Два из этих адресов знают все: Каширское шоссе и улица Гурьянова..."

14 мая 2002 года был опубликован полный текст ответа, присланного из Генпрокуратуры за подписью Колмогорова, на запрос депутата Госдумы Куликова о результатах расследования уголовных дел, возбуждённых по фактам взрывов в Москве и Волгодонске, а также по поводу учений ФСБ, имевших место в Рязани осенью 1999 года. Колмогоров подписывается под справкой своих подчинённых, в которой утверждается:

"В результате проведённого комплекса следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий были получены исчерпывающие доказательства о совершении расследуемых актов терроризма организованной преступной группой из членов чеченских незаконных вооружённых формирований под руководством Гочияева А.Ш., в которую помимо него входили Крымшамхалов Ю.И., Батчаев Т.А., Деккушев А.О., Сайтаков Д.В., Абаев Х.М. и ряд других лиц". Ни один из названных лиц не является по национальности чеченцем.

Генпрокуратура не приводит никаких сведений о названии использовавшихся взрывчатых веществ, их происхождении и способах доставки. На этом фоне крайне показательным является позиция Генпрокуратуры в отношении проверки событий с так называемыми "рязанскими учениями". Колмогоров не находит ничего лучшего как подробно описать взрывчатое вещество, которое не было найдено в Рязани. В его письме, в частности, говорится:

"Проведённая по делу взрывотехническая экспертиза установила, что в мешках находилась сахароза-дисахарид на основе глюкапиранозы и фруктофу-ранозы. Следов бризантных взрывчатых веществ (тротила, гексогена, октогена, тэна, нитроглицерина, тетрила и пикриновой кислоты) в исследуемом веществе не обнаружено".

То есть семь возможных наименований взрывчатых веществ - ни больше ни меньше. Среди названных отсутствуют наименования "аммиачная селитра", "алюминиевая пудра или порошок", "сахар", "техническое масло", "пластид".

В письме Генпрокуратуры содержится и ещё одно важное свидетельство: "Прибывший по вызову наряд милиции обнаружил в подвале указанного дома три мешка с сыпучим веществом белого цвета и устройство, состоящее из трёх батареек "Крона", электронных часов и охотничьего патрона 12 калибра, похожее на электродетонатор... Учитывая то, что обнаруженные предметы имели сходство с самодельными взрывными устройствами, использованными при взрывах в Москве, было принято решение об эвакуации жильцов дома, а следственным отделением УФСБ России по Рязанской области по данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3 и 205 ч.1 УК РФ (покушение на терроризм)".

Четвертая версия: "сахарная"

9 сентября 2002 года, в третью годовщину со дня взрыва на улице Гурьянова, в "Российской газете" публикуется новое интервью Ивана Миронова, находящегося в прежней должности. Отвечая на первый же вопрос, генерал говорит, что он не видит надобности полемизировать с Борисом Березовским, так как "За два года следствием собрано достаточно неопровержимых доказательств вины конкретных людей, чтобы выстроить одну чёткую и логически мотивированную версию московских терактов". По версии Миронова, главным организатором и исполнителем взрывов был карачаевец Ачимез Гочияев.

Интересен ответ Миронова по поводу мотивов преступлений в Москве и Волгодонске. Генерал отвечает: "Хаттаб преследовал цель создать "второй фронт". Общим террором планировалось втянуть народы всего Северного Кавказа в боевые действия, стравить между собой, скажем, ингушей и осетин и полностью запугать Россию, чтобы нигде россияне не чувствовали себя в безопасности".

Здесь следует обратиться к ответу Миронова на подобный вопрос в декабре 2000 года. Тогда он на первый план поставил версию мести карачаевцев за гибель их сотоварищей-боевиков, вторгшихся на территорию Дагестана. "Второй момент - чисто политический. Боевики хотели продемонстрировать свою жестокость и решительность, наказать ни в чём неповинных людей за начало боевых действий".

Крайне важными являются ответы Миронова на вопросы о составе использовавшейся взрывчатой смеси. По его словам "этот состав применяется при геологических работах. Известны процентные соотношения аммиачной селитры, алюминиевой пудры, обычное техническое масло, которое добавляется как связующее вещество. Дополнительно добавлялся сухой тротил и обязательно в качестве инициатора взрыва использовался пластид для разогрева основной массы".

Особо генерал останавливается на роли сахара. "Сначала мы думали, что он используется только для конспирации, чтобы скрыть перевозки. А оказалось, что он является активным компонентом, который полностью срабатывает при взрыве. При этом выделяется большое количество тепла и сжигается большое количество кислорода. Образуется безвоздушное пространство в месте взрыва и высокая температура, которая также не даёт ничему живому выжить".

На вопрос, почему было так сложно определить состав смеси, генерал отвечает: "Когда срабатывает алюминиевая пудра, на месте взрыва не остаётся никаких видимых следов".

Затем следует вопрос: "Если нет следов, как же взрывотехники ФСБ определили состав смеси?"

На него генерал отвечает: "В Чечне в найденных тайниках мы постепенно стали находить подробные инструкции по минно-взрывному делу, в основном на арабском языке". По его словам, технология взрывов была разработана Абу Умаром, который в ходе спецоперации был убит, но "в Курчалое нашли его мастерскую, где изготавливались различные механизмы к взрывным устройствам". По словам Миронова, боевики поставили взрывное дело "на профессиональном уровне, приспосабливаясь к полевым условиям. Найденный вариант изготовления взрывчатого вещества сравнительно несложный в изготовлении, потому что складывается из веществ, которые можно найти чуть ли не на кухне".

10 декабря 2002 года пресс-служба УФСБ по Ростовской области сообщила о раскрытии теракта в Волгодонске. При этом было отмечено, что "следственными органами проведены взрывотехническая, криминалистическая, биологическая и химическая экспертизы. Установлено, что мощность взрывного устройства составляла около двух тонн в тротиловом эквиваленте". Сведений о применённых взрывчатых веществах не приводилось.

ЧТО ТАКОЕ ГЕКСОГЕН И ЧЕМ МОГЛИ ВЗРЫВАТЬ ЖИЛЫЕ ДОМА

Гексоген - это высокомощное взрывчатое вещество. В состав его химической формулы входят следующие химические элементы: углерод, водород, азот, кислород. В специальной литературе он называется циклотриметилентринитроамином.

Гексоген является продуктом нитрирования уротропина. Исходными продуктами для получения гексогена являются уротропин, применяемый также в медицинских целях, например при лечении почек, и азотная кислота.

Гексоген представляет собой белый кристаллический порошок с насыпной плотностью около 1,1 г/ куб. см. Прессуемость и его плотность повышаются при добавлении флегматизатора: парафина или церезина.

Гексоген обладает высокой чувствительностью к механическим воздействиям, т.е. другими словами, очень взрывоопасен. Так, например гексоген примерно в 20 раз чувствительнее тротила и при этом его разрушительная способность значительно выше.

Гексоген токсичен, для работы с ним применяются индивидуальные средства защиты от попадания пыли на кожные покровы, слизистые оболочки, проникновения в органы дыхания и пищеварения.

Под термином "гексоген" в боеприпасах понимается гексоген флегматизированный в изделиях, т. е. в гексогеновых шашках, который при этом обозначается как "А-IX-1" или гексоген флегматизированный в смеси с тротилом и другими взрывчатыми веществами. В этом случае изделия обозначаются как "А-IX-2" или другим похожим образом. К этим боеприпасам относятся осколочно-фугасные снаряды повышенного могущества, такие как, НУРС "ГРАД", С-13 и другие классы ракет и торпед.

В чистом виде гексоген применяется только для снаряжения отдельных образцов капсюлей детонаторов. Для подрывных работ он используется в смеси с тротилом, алюминием, аммиачной селитрой или с добавлениями флегматизаторов. Смеси ПВВ-4 (пластид), ЭВВ, ТГА, МС, ТГ и другие гексогеносодержащие производятся только в промышленных условиях на специальном оборудовании. МС используется для изготовления морских мин, ТГ-50 - для кумулятивных снарядов.

В промышленных целях гексоген применяется только в составе взрывчатых смесей. К ним относятся так называемые аммиачно-селитренные взрывчатые вещества. Это аммониты - взрывчатые смеси, состоящие из аммиачной селитры с нитросоединениями тротила, гексогена и другими веществами; и аммоналы, т.е. аммониты с добавками алюминиевого порошка.

Из существующих промышленных взрывчатых веществ только аммониты, аммоналы и некоторые их типы способны в порошково-образном состоянии детонировать от капсюлей детонаторов, электродетонаторов, детонирующих шнуров.

По всем версиям ФСБ, при взрывах жилых домов использовались самодельные электродетонаторы с часами "Касио". Это означает, что во взрывчатых смесях, применявшихся при взрывах жилых домов в Москве и других городах, могла быть использована взрывчатка только с содержанием гексогена или подобного ему вещества.

Аммониты и аммоналы называют бризантными взрывчатыми веществами (БВВ) за их способность производить бризантное, т. е. дробящее действие на примыкающую к их зарядам твёрдую преграду. Такой преградой может являться горная порода или стены и фундамент строения. Производство БВВ относится к взрывоопасным технологиям, вредным для здоровья человека. Технологические операции механизируются, а наиболее опасные автоматизируются или управляются дистанционно, т.е. из-за укрытия.

Всё вышесказанное указывает на версию о том, что применённая взрывчатка при взрывах жилых домов в Буйнакске, Москве, Волгодонске в 1999 году была промышленного производства.

ЭВОЛЮЦИЯ ВЕРСИИ ФСБ О ЧЕЧЕНСКОМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ВЗРЫВЧАТКИ

Сразу после первых взрывов жилых домов было объявлено о том, что их организаторами и исполнителями являются лица, связанные с чеченскими незаконными вооружёнными формированиями, а директор ФСБ Патрушев с экранов телевизоров заявляет, что обнаружены элементы гексогена и тротила. Почему так заявил Патрушев? По всей вероятности, эксперты, привлечённые к расследованию сразу после организации взрывов, дали заключение именно об этих выявленных взрывчатых веществах, которое и озвуч ил Патрушев. Кроме того, Патрушев знал, что скоро начнётся вторая чеченская война. А война, как известно, всё спишет, и внимание прессы будет сосредоточено на новых событиях. Наконец, Патрушев не задумывался над тем, что ему, когда-нибудь, придётся давать объяснения по поводу последующих событий в Рязани.

Надо подчеркнуть, что все последующие заявления генералов ФСБ о происхождении взрывчатки носят неубедительный и, похоже, недостоверный характер. Так, генерал Шагако 16 марта 2000 года, описывая всего два эпизода обнаружения взрывчатки в Москве на улице Борисовские пруды и в Буйнакске в автомобиле ЗИЛ -130, а также взрывчатки, применявшейся при двух взрывах в Москве, заявляет, что "в отдельных случаях есть добавки гексогена и в отдельных случаях добавки тротила".

О каких отдельных, т. е. не единичных случаях, рассуждает генерал, при этом выставляя на первый план уже в качестве основных компонентов аммиачную селитру и алюминиевую пудру? Шагако противоречит сам себе. Сначала он утверждает, что найденные взрывчатые вещества идентичны. Затем говорит, что в ряде случаев был гексоген, в ряде случаев - тротил. Эти взрывчатые вещества имеют существенные различия. Так, например, гексоген превосходит тротил по теплоте взрыва, примерно, в 1,5 раза, скорости детонации в 1,3 раза, многократно по бризантной способности, в 3-4 раза по детонационной способности, в 20 раз более восприимчив к механическому удару. Отличаются они и по другим характеристикам. Это означает, что взрывчатые смеси с гексогеном и взрывчатые смеси с тротилом не могут рассматриваться как идентичные.

Проходит всего четыре дня, и генерал Зданович громогласно объявляет, что гексогена вообще нигде не было.

Ещё 16 марта 2000 года генерал Зданович заявляет том, что ФСБ ничего не известно о хищениях взрывчатки с государственных заводов, а уже в мае 2000 года министр образования Филиппов сообщает в ФСБ о незаконном вывозе гексогена из войсковых частей и отправке его в неизвестном направлении, о вскрытых многочисленных фактах незаконного оборота взрывчатых веществ, в том числе с химических предприятий. Но это обстоятельство почему-то не расследуется в рамках уголовного дела о взрывах 1999 года.

В декабре 2000 года генерал Миронов в интервью Хинштейну касательно московских взрывов заявляет о том, что "часть виновников преступления задержаны". Но это не соответствовало действительности: за взрывы в Москве никто арестован не был. Далее Миронов на вопрос, "как именно гексоген был доставлен в Москву", заявляет, что "сегодня весь этот путь нами вычислен". Он утверждает, что на диверсионно-учебных базах в двух районах Чечни была специальная установка, т.е. одна сразу в двух районах, "по производству взрывной смеси в большом количестве. В компоненты её входили аммиачная селитра, алюминиевая пудра, сахар". Почему генерал упоминает сахар? Скорее всего, потому, что по пропагандируемой в средствах массовой информации версии взрывчатка доставлялась под видом сахара. Но генерал явно не уверен, как точно: то ли в мешках для сахара вместе с мешками реального сахара, то ли в смеси с сахаром и вместе с мешками сахара?

Очень важными словами Миронова являются: "Затем взрывчатка была вывезена и забазирована в Кисловодске, а оттуда на большегрузном фургоне её вместе с мешками с сахаром доставили в Москву. Развезли по нескольким адресам". Здесь нужно заметить, что из слов генерала следует: весь технологический процесс по изготовлению взрывчатки был целиком завершён в Чечне на одной неизвестной установке (правда, почему-то одновременно в двух районах этой горной республики). Но самым главным в интервью Миронова является то, что, отвечая на вопрос о доставке "гексогена" в Москву, Миронов не упоминает это слово ни разу. При этом в целом придирчивый корреспондент Хинштейн "не замечает" отсутствия ответа на его вопрос.

Позиция Миронова вполне понятна: объяснить как-то правдоподобно появление вещества "гексоген" в горных районах Чечни и применение его в изготовлении взрывчатой смеси является невозможной задачей из-за химико-физических свойств этого взрывчатого вещества и отсутствия необходимой технологической базы. Если следовать версии ФСБ об отсутствии в применённой взрывчатке гексогена, то это может означать, что Зайнутдинов, у которого был якобы обнаружен "гексоген" под ногтями, осуждён за взрыв в Буйнакске незаконно.

"Безгексогеновая" версия ФСБ постоянно наталкивается на вольное или невольное несоответствие показаниям других ведомств. Так, например, МВД подтверждает обнаружение на месте взрывов бризантных веществ, оговаривает их промышленный характер, а в случае с Рязанью утверждает, что взрывное устройство было обезврежено, т.е. не было имитатором. Генпрокуратура (Колмогоров) в мае 2002 года явно старается услужить ФСБ. Но вместо того чтобы ограничиться констатацией факта выявленного сахара, она подробно описывает "не обнаруженные" в Рязани бризантные взрывчатые вещества, в количестве семи наименований. Если следовать логике Генпрокуратуры это есть описание тех взрывчатых веществ, которые, как раз, и использовались при взрывах жилых домов, т.е. включая гексоген. Но среди них нет ни алюминиевой селитры, ни алюминиевого порошка или пудры, ни технического масла, ни пластида.

Следует отметить, что сразу после взрыва 4 сентября 1999 года в Буйнакске и первого взрыва в Москве на улице Гурьянова 9 сентября 1999 года в средствах массовой информации начинаются сомнительные публикации. В интернете на сайте Лента.Ру уже 10 сентября 1999 года появляется материал "Гексоген можно изготовить в домашних условиях". Правда, автор не уточняет, откуда могут браться компоненты для производства, такие как азотная кислота, как можно хранить химикаты в домашних условиях, и главное - получаемый гексоген. Ничего не говорится о возможных количествах якобы получаемого таким образом гексогена и возможности его дальнейшего применения. Далее неизвестный автор ссылается на материалы газеты "Сегодня", которая усматривает в теракте на улице Гурьянова "только кавказский след".

Позже в на сайте Идлен.Народ.РУ появляется другой материал без подписи под названием "Гексоген", где неизвестный автор пытается убедить, что работники заводов-производителей гексогена используют его для борьбы с... тараканами. Однако автор не называет конкретных предприятий, где нарушается порядок особо строгой отчётности производимой продукции, а их работники подвергают себя смертельной опасности ради борьбы с тараканами! Этот же автор даёт рекомендации по получению гексогена с помощью двух кастрюль на медленном подогреве азотной кислоты.

Постепенно авторы, пишущие, похоже, в интересах ФСБ, начинают давать более реалистичные описания гексогена и подводят читателей к мысли о том, что чеченцы использовали при взрывах безгексогеновую смесь. Так автор Веремеев Ю.Г. на сайте Тевтон.Народ.Ру, в частности, пишет, что "гексоген в чистом виде применяется крайне редко, применение его в этом виде весьма опасно для самих взрывников, производство требует хорошо налаженного промышленного процесса. Запасов гексогена нигде не имеется". Далее Веремеев подводит к мысли об уже описанной "безгексогеновой версии", выдвинутой генералами Здановичем и Мироновым. Он пишет: "Аммиачно-селитреновые же взрывчатые вещества сравнительно легко произвести даже на слабой промышленной базе (т.е. в горных условиях) и при минимуме химических познаний. При этом их фугасность выше, чем тротила, и их применение для подобных диверсий (взрывы жилых домов) более целесообразно".

Особое место занимают утверждения генерала Миронова в сентябре 2002 года. Так, генерал утверждает, что следствие имеет одну чёткую и логически мотивируемую версию. Действительно, в печати представители ФСБ отстаивают одну единственную "чеченскую" версию происхождения взрывчатых веществ. В то время как закон требует от следствия выдвижения нескольких возможных версий. Тем более что существует утверждение об использовании промышленной взрывчатки.

Касательно "логически мотивированной версии" следует обратить внимание на то, что она также претерпела изменение. Вначале генерал Миронов утверждал, что взрывы были организованы карачаевцами по мотиву мести, то теперь, оказывается, - убитым Хаттабом с целью стравить жителей России разных национальностей, например, ингушей и осетин. Совершенно непонятно, как взрывы жилых домов в Москве и гибель преимущественно русских людей могли повлиять на отношения ингушей и осетин на Кавказе.

Но особенное значение имеют утверждения Миронова о составе взрывчатой смеси. К ранее названным в декабре 2000 года аммиачной селитре, алюминиевой пудре и сахару добавляются "обыкновенное техническое масло", "сухой тротил", "инициатор - пластид", а также раскрывается "роль сахара".

Касательно "обыкновенного технического масла", используемого по Миронову в качестве связующего вещества, следует отметить следующее. Во взрывном деле известно применение, в частности, масла "индустриальное 30" при приготовлении взрывчатых смесей из конверсионных артиллерийских порохов. При этом масло используется не в качестве "связующего" вещества, а в качестве флегматизатора, т. е. вещества, понижающего степень взрывоопасности пороха. Но самое важное здесь заключается в том, что нефтепродукты обладают резким характерным запахом, который не могли бы не обнаружить эксперты на месте не взорвавшихся смесей. Однако о наличии такого запаха не сообщалось. Кроме того, маловероятно, чтобы взрывчатая смесь с нефтепродуктом не сдетонировала при длительной автомобильной перевозке и многочисленных перевалках в мешках, предназначенных для транспортировки сахара, а не взрывчатых веществ.

Касательно термина "сухой тротил" не совсем понятно, что имел в виду генерал: что тротил не мокрый или не жидкий? Дело в том, что тротил относится к твёрдым веществам при нормальных условиях.

Что касается утверждения о том, что "обязательно в качестве инициатора использовался пластид для разогрева основной массы", то это принципиально новый момент в чеченской безгексогеновой версии ФСБ. Во взрывотехнике различают понятия "взрывчатые вещества" и "средства инициирования". Последние могут, как содержать, так и не содержать взрывчатые вещества. Пластид - это высокомощное взрывчатое вещество, применяемое с детонаторами. К средствам инициирования, в частности, относятся электродетонаторы, применённые при взрывах домов по версии ФСБ. Они по своим техническим характеристикам могут быть применены только с взрывчатыми смесями, содержащими гексоген. Поэтому вполне логичным видится появление в новой версии ФСБ утверждения Миронова о "пластиде". Это взрывчатое вещество является гексогеносодержащим и, похоже, служит для объяснения возможности применения самодельного электродетонатора с часами "Касио". Но, что характерно, сам термин "гексоген" генералом не используется. Однако пластид никак не может быть назван "инициатором", т.к. в описываемом генералом случае, он не является средством инициирования.

Далее генерал Миронов делает сенсационные заявления о роли сахара во взрывах. Оказывается, сахарный песок является "активным компонентом" при их проведении. Дело в том, что советской и российской науке это не было ранее известно. По крайней мере, академические институты страны ничего не публиковали на эту тему. Известно, что на отдельных химических заводах проводились эксперименты с сахаром с целью использования его при реакциях горения. Однако они не принесли каких-то практических результатов. В сегодняшней промышленной взрывной практике, в том числе при геологической разведке, использование сахарного песка для организации взрывных работ не известно. Это объясняется тем, что для обеспечения процесса горения сахара необходимо присутствие катализатора, т.е. активного вещества, способствующего процессу горения сахара. Но согласно научному открытию генерала Миронова, как раз наоборот, "активным" веществом в процессе горения или взрыва выступает сахар. Здесь уместно вспомнить описание генерала Миронова, сделанное в декабре 2000 года. Тогда он утверждал, что взрывчатка вместе с мешками сахара была доставлена в Москву. То есть, взрывчатка и сахар, по версии ФСБ, находились не в смешанном состоянии. Ещё два года назад особые свойства сахарного песка ФСБ и Миронову известны не были. Тем не менее, тогда генерал Миронов утверждал, что такая же взрывчатка применялась в Ташкенте и даже в Африке. Отсюда, по-видимому, и вывод о том, что смесь готовили лица "узбекской национальности". Удивительно, что в ФСБ не знакомы с международными классификаторами, с так называемыми международными информационными листками опасностей по профессии. Они предназначены тому, кто отвечает за безопасность на производстве. Известно, что сахар широко используется в пищевой промышленности. Так, например, при работе пекарей, подвергающихся различным опасностям, за сахаром отмечается единственная химическая опасность: "Контакт с сахарной пылью может вызвать кариес зубов". Одновременно международные источники предупреждают, что "сухая мука" представляет собой постоянную опасность пожара и взрыва пыли. Про сахарную пыль такого не утверждается. В Реестрах уведомлений, публикуемых Комитетом по техническим барьерам в торговле Всемирной торговой организации, информация о вносимых изменениях в технические регламенты производства различных товаров сахар значится в пищевой продукции и не встречается при производстве взрывчатых веществ. После открытия генерала Миронова о невероятной способности сахарного песка в версии ФСБ, происходит новое изменение: применённая взрывчатая смесь, похоже, начинает рассматриваться как смесь взрывчатого вещества и сахарного песка.

Далее генерал Миронов делает не менее важные заявления. Он говорит, что при взрыве алюминиевой пудры не остаётся никаких видимых следов от произведённого взрыва. Здесь у любого человека может возникнуть логичный вопрос: тогда на основании чего взрывотехники ФСБ и МВД делали свои заключения о наличии гексогена и тротила, которые в дальнейшем озвучивали генералы Патрушев, Шагако и другие? Да и откуда появились тогда называемые Мироновым вещества? Согласно ответу генерала Миронова ФСБ определило состав взрывчатой смеси по найденным в тайниках в Чечне инструкциям по минно-взрывному делу и, в основном, на арабском языке. Здесь, казалось, было бы логичней сослаться на состав взрывчатых смесей обнаруженных не взорвавшимися на улице Борисовские пруды в Москве и в автомобиле ЗИЛ-130 в Буйнакске. Показательным является тот факт, что генерал утверждает: "Найденный вариант изготовления взрывчатого вещества сравнительно несложный в изготовлении, потому что складывается из веществ, которые можно найти чуть ли не на кухне". Странно тогда, почему боевики действительно не организовали этот процесс где-то на кухнях в Буйнакске, Москве и Волгодонске? Трудно согласиться, что названные химические вещества - тротил и пластид - легки в изготовлении или легко доступны, а уникальное открытие свойств сахара, если оно действительно имеет место, могло быть сделано в полевых условиях боевиками, не имеющих специального образования и необходимого лабораторного оборудования.

Здесь очень важен тот момент, что в сентябре 2002 года генерал Миронов называет организатором производства взрывчатой смеси террориста - изобретателя Деккушева, а местом производства называется неопределённо - Кавказ. В декабре 2001 года генерал уверенно говорил о местах изготовления взрывчатой смеси в Урус-Мартановском и Сержень-Юртовском районах Чечни. Правда, почему-то, на одной неизвестной установке.

Рассматривая заявления представителей ФСБ о версиях состава взрывчатой смеси, использовавшейся при взрывах жилых домов, невольно приходится констатировать, что они различны и неправдоподобны. Описания генералов ФСБ, Генпрокуратуры и МВД противоречат друг другу. Складывается впечатление, что кто-то в ФСБ пытается произвести увязку заявлений её руководителей о применённых взрывчатых веществах: "гексогена и тротила"; аммиачной селитры, алюминиевой пудры с добавками иногда "гексогена", иногда "тротила"; "безгексогеновой" смесью аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара; и, наконец, смесью алюминиевой селитры, алюминиевой пудры, сахарного песка, технического масла, тротила и пластида.

При этом совершенно необъяснимой является позиция ФСБ, которая не рассматривает промышленную версию происхождения взрывчатых веществ. Представляется, что из сделанных заявлений УФСБ по Москве и Московской области, МВД и Министра образования России такая версия является наиболее вероятной.

ВОПРОСЫ К ФСБ

Исходя из всего изложенного возникают логичные вопросы к Федеральной службе безопасности Российской Федерации.

1. Почему заявления генералов ФСБ Патрушева, Шагако, Здановича, Миронова в средствах массовой информации о происхождении взрывчатых веществ, использовавшихся при взрывах жилых домов в Буйнакске, Москве, Волгодонске в 1999 году, противоречат друг другу: от наличия гексогена до его отсутствия?

2. В чём заключается официальная версия ФСБ о наименовании и происхождении взрывчатых веществ и почему спустя более трёх лет после взрывов она не опубликована?

3. Почему Управление ФСБ по Москве и Московской области 10 сентября 1999 года заявило об обнаружении на месте взрыва на улице Гурьянова следов гексогена и тротила?

4. Почему МВД России 15 сентября 1999 года заявило о том, что на улице Гурьянова использовалась не пиротехническая смесь кустарного производства, а промышленная взрывчатка?

5. Почему МВД России 23 сентября 1999 года заявило, что на улице Новосёлова в Рязани были обнаружены пары "гексогена", а взрывное устройство было обезврежено?

6. Почему генерал Шагако 16 марта 2000 года заявил об обнаружении в выявленной взрывчатке в отдельных случаях "добавок" гексогена, в отдельных случаях "добавок" тротила? О какой идентичности взрывчатых смесей идёт речь? Что было выявлено в каждом конкретном случае?

7. Почему Федеральная служба безопасности, утверждавшая устами генерала Здановича 16 марта 2000 года об отсутствии у следствия данных о хищениях гексогена с государственных предприятий, не расследовала заявления министра образования Филиппова в 2000 году о признаках хищения гексогеновых шашек из войсковых частей? Почему за выявленное ФСБ в Нижегородской области в 2000 году хищение 5 килограммов гексогена виновные осуждены к 4 и 3 годам лишения свободы, а в случае признаков незаконного сбыта и приобретения 6 тонн гексогеновых шашек, выявленных на Большой Лубянской улице в Москве в этом же 2000 году, ФСБ не проводилось даже расследования?

8. Почему генерал Миронов в декабре 2000 года утверждал, что им доподлинно известно, как производилась взрывчатка на одной найденной установке одновременно в двух районах Чечни? Что часть виновников задержана? Что использовавшаяся взрывчатка в российских городах - такая же, как в Ташкенте и в Африке?

9. Почему генерал Миронов на вопрос корреспондента Хинштейна о том, как доставлялся в Москву гексоген, отвечает в декабре 2001 года, что ими якобы всё вычислено, но сам термин "гексоген" им не используется, а в качестве выявленных веществ называются только три - аммиачная селитра, алюминиевая пудра и сахар?

10. Почему генерал Миронов на вопрос "Российской газеты" в сентябре 2002 года о составе смеси к названным веществам в декабре 2001 года добавляет техническое масло, тротил, пластид? На основании каких выводов сделано заключение различных экспертиз о составе взрывчатой смеси? На основе результатов каких научных исследований удалось установить роль сахара при произведённых взрывах?

11. На основании каких данных ФСБ Генеральная прокуратура в ответе на запрос депутата Государственной Думы Куликова даёт подробное описание бризантного взрывчатого вещества, "не обнаруженного" в Рязани на улице Новосёлова? На основании чего это "не обнаруженное" вещество строго определено: тротил, гексоген, октоген, тэн, нитроглицерин, тетрил, пикриновая кислота?

12. Почему директор ФСБ Патрушев запретил расследование выявленной в 2000 году преступной деятельности работников научно-исследовательского института "Росконверсвзрывцентр" Министерства образования России, связанной с незаконным оборотом взрывчатых веществ в особо крупных количествах, в том числе и в 1999 году?

13. Почему ФСБ придерживается одной-единственной версии происхождения взрывчатых веществ в Чеченской Республике и не исследует версию использования промышленной взрывчатки?

14. Почему, несмотря на опубликование в 2002 году в различных средствах массовой информации материалов о незаконной торговле взрывчатыми веществами в России, включая компоненты боеприпасов и вывоз их за рубеж, ФСБ не начало проводить соответствующее расследование?